Серебряные вы мои!

огородник— Антошка, Антошка, пойдем сажать картошку! — напевал себе под нос Олег, энергично вскапывая грядку.

— Пап, не сажать, а копать. Так в песне поется! — поправлял его 10-летний Антон.

— Да, ладно тебе, не ворчи! Сейчас грядку закончим, и отпущу с ребятами играть.

Солнце уже припекало, надо было торопиться с посевом, если к осени они хотели увидеть хоть какой-то урожай.

— Ага, Славику, значит можно на велосипеде гонять? — Не унимался Антон.

— Делу время, потехе час! — Наставительно заметил отец. — Вот если бы мы в прошлом году не поработали, не было бы у нас сейчас своей картошечки.

Олег втянул носом воздух. С кухни доносился соблазнительный аромат жаркого, которое готовила его жена Наташа.

— Антошка, Антошка, готовь к обеду ложку! — вспомнил Олег продолжение песенки.

— Картошку магазине купить можно, — бурчал Антон, взявшись за доску.

— Осторожнее, смотри не поранься, там гвоздей много, — предупредил его отец. — А своя картошечка, все же, ни с чем не сравнится, это ты неправ…

٭٭٭

— А-а-а! — Раздался с улицы громкий крик, а затем оглушительный рев.

— Что случилось? — Олег бросил лопату, и стремглав помчался за калитку.

— Ай! Блин! — Антон, тянувший в этот момент корягу, непроизвольно дернулся. Вся рука оказалась в крови от распоровшего ладонь гвоздя.

Олег обернулся на его возглас.

— Бегом в дом! Я сейчас!

Перед калиткой сидел 6-летний Славик, рядом валялся велосипед, коленки его были ободраны, а сам он безутешно рыдал.

Олег подхватил малыша на руки, и побежал с ним в дом.

Наташа как раз переворачивала на сковородке последнюю порцию картошки.

— Мама-а-а! Ай-ай-ай! — услышала она крики своих детей.

— О Господи! — вырвалось у Наташи, и сковородка выскользнула из рук. Шипящее масло брызнуло на ногу. – Ой-ой-ой! — застонала она от боли. Ой-ой-ой!

٭٭٭

Олег в панике бегал по дому, больше напоминавшему лазарет. Как и чем помочь в каждом конкретном случае и всем сразу, он не знал.

— Здравствуй, Олежек! — вдруг послышался знакомый голос. На пороге стояла их соседка, пенсионерка Татьяна Ивановна. — Что у вас случилось?

— Тетя Таня! Как хорошо, что вы здесь. — У Олега сразу отлегло от сердца. «Тетя Таня» была фармацевтом, и всегда держала под рукой нужные лекарства. Сколько раз уже она выручала их семью!

Татьяна Ивановна мгновенно оценила ситуацию.

— Олежек, ты пока детям раны продезинфицируй, а я Наташе помогу. И достала из сумки серебристый тюбик.

— Аргосульфан! Ценнейшее средство! — объясняла она. — На основе серебра. Все раны буквально на глазах заживают: и порезы, и ожоги. И бактерии убивает.

— Ух ты! А баба Таня, нашу маму волшебным серебряным кремом лечит! — прошептал Славик, вернувшись из ванны с чистыми коленками.

— И тебя, малыш, тоже вылечим! А вот Антоше повязку наложим.

Она протянула Наташе оставшийся крем.

— Это вам на первое время. И надо бы еще Олежке плечи помазать, гляди, как на солнце обгорел…

— Татьяна Ивановна, — смутилась Наташа, — это, наверное, очень дорогое средство.

— Ценное — не значит дорогое, — и Татьяна Ивановна с улыбкой обвела глазами все семейство, перемазанное Аргосульфаном. Выздоравливайте, серебряные вы мои!

Материал подготовлен по заказу журнала “Аптечное Дело"

Текст: Марьяна Капсулецкая

Выберите бренд